Киров спортивный Бензин: цены, качества, лайфхаки Киров в лицах Кружки и секции Киров на районе
Новости
 
ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
 
 
  • Новости
  • Подробности
  • «Десятки человек просили, чтобы прекратили преследование». Как областной суд в Кирове подтвердил требование снести дом за Трифоновым монастырём

«Десятки человек просили, чтобы прекратили преследование». Как областной суд в Кирове подтвердил требование снести дом за Трифоновым монастырём

Автор:
3 октября 2018, в 10:59
Просмотров: 2679

2 октября облсуд оставил в силе решение о сносе недостроенного особняка на Водопроводной, 4. На заседании Министерство культуры намекнуло на подлог со стороны собственников земельного участка, которых, кажется, уже трое. Свойкировский рассказывает, как представители мэрии, Минкульта и депутата ОЗС Сергея Киселёва спорили о зонах застройки и видах на монастырь.

7 мая 2018 года в администрации сообщили, что на улице Водопроводной, 4 строится частный жилой дом, «который зрительно окажется выше собора». Мэрия напомнила, что дважды отказывалась выдавать разрешение на строительство в охранной зоне объекта культурного наследия федерального значения «Ансамбль Трифонова монастыря», поэтому подала на собственника в суд. 14 июня Первомайский суд удовлетворил требования администрации. Собственника обязали прекратить строительство и снести объект. В ином случае мэрия получала право снести дом сама, взыскав в дальнейшем средства за эти работы.

Изначально собственником называли депутата ОЗС и директора холдинга «Движение» Сергея Киселёва. Однако впоследствии представитель Киселёва заявил, что собственником участка на Водопроводной и дома 1912 года постройки, который сейчас и переделывается в особняк, является Сергей Николаевич Запольских. Человек с такими ФИО, согласно данным kartoteka.ru, значится управляющим в ООО «Движение-НПО» и владеет небольшими долями ещё в 13-ти компаниях холдинга.

Истцами в судебном разбирательстве выступали администрация города и Минкульт Кировской области, соответчиками стали Киселёв и Запольских. Апелляционную жалобу последних 2 октября рассмотрела судебная коллегия областного суда по гражданским делам в составе Игоря Леденских, Дмитрия Суркова и Светланы Обуховой.


Почему суд хотели остановить

Представитель Киселёва Роман Турланов просил приобщить к делу экспертизу от 15 августа 2018 года, выполненную по постановлению следователя в рамках уголовного дела.

― Ранее эту же экспертизу заявляли представители Запольских, мы заявляем её снова, так как закон при рассмотрении споров о самовольных постройках обязывает учитывать, создаёт ли снос или, наоборот, постройка, опасность для жизни и здоровья граждан. Заключение эксперта подтверждает, что опасности такой нет, ― пояснил Турланов.

Представители администрации города возразили: мало того, что экспертизу уже пытались приобщить, так в ней ещё вместо признаков самовольности постройки оценивается, может ли строящийся дом причинить вред гражданам. В итоге ходатайство было отклонено.

«Десятки человек просили, чтобы прекратили преследование». Как областной суд в Кирове подтвердил требование снести дом за Трифоновым монастырём

Представитель Сергея Запольских в свою очередь попросил приобщить определение Первомайского суда о том, что им принят к производству иск Запольских о признании за ним права собственности на самовольную постройку (кадастровый номер участка на Водопроводной, 4 -43:40:000326:51). Также ответчики просили приостановить производство по данному делу: по их мнению, прежде чем вынести решение по поводу сноса, сначала необходимо разрешить спор о праве на объект.

― Мы считаем, что данные действия ответчиков направлены на затягивание судебного процесса, что является злоупотреблением правом, ― заявили в ответ представители мэрии. В удовлетворении ходатайства о приостановлении производства суд также отказал.


Почему Министерство культуры не верит экспертизе

После этого ходатайство о приобщении материалов заявили представители Министерства культуры.

― После ознакомления с документами, представленными ответчиками на прошлом заседании, мы сделали запрос эксперту Михееву, который якобы осуществил государственную историко-культурную экспертизу земельного участка на Водопроводной, 4. В наших базах данных есть экспертиза с таким же номером, но она [была проведена] на другом земельном участке – в посёлке Песковка Омутнинского района, ― сказал сотрудник Министерства.

Со слов эксперта Михеева он пояснил: акт, представленный ответчиком, Михеев не составлял, экспертизу не подписывал. Также сомнение вызвала ссылка на документ (так называемый открытый лист), в соответствии с которым археолог имеет право провести археологические раскопки. В выданных Минкультом РФ открытых листах есть лист с таким же номером, который фигурирует в акте экспертизы Киселёва-Запольских. Но выдан он на работы в Костромской области.

― Кроме того, в наших базах данных есть открытый лист, выданный на археологические раскопки на Водопроводной, 4 в августе 2017 года. Соответственно, в июне археологические полевые работы (а значит, и историко-культурная экспертиза) на участке проведены быть не могли, ― заключил представитель Минкульта.

― Что Вам мешало запросить у этого эксперта все эти данные ранее? Вы когда узнали об этом иске? [Почему не запросили] до того, как суд первой инстанции вынес решение? ― поинтересовался судья Леденских. ― Я перед началом процесса всем объяснял, что можно заявлять доказательства, которые не могли быть представлены в суде первой инстанции или были им отклонены. Вы сейчас нам представляете доказательства, что экспертиза, уже приобщённая судом, якобы вообще не была проведена. Почему Вы не представили их раньше?

― У нас не было этих документов.

― Но это ваши проблемы. Почему не запросили эти материалы в ходе рассмотрения дела?

Представитель Киселёва Тамара Вотинцева зачитала суду (получив перед заседанием копию ходатайства Минкульта, она специально попросила привезти ей дополнительные документы), что об экспертизе ведомство не могло не знать.

― Данные документы имелись у Министерства культуры Кировской области. Сергей Николаевич [Киселёв] 20 марта 2017 направлял туда заявление, чтобы они рассмотрели проектную документацию с описанием внешнего облика. К этому заявлению был приложен акт государственной историко-культурной экспертизы, и 13 апреля 2017 года Министерство Киселёву ответило, что описание внешнего облика объекта соответствует <…>, а по поводу данного акта никаких сомнений не было представлено, ― указала она.

«Десятки человек просили, чтобы прекратили преследование». Как областной суд в Кирове подтвердил требование снести дом за Трифоновым монастырём
В итоге в приобщении материалов, заявленных Минкультом, также было отказано.


Сколько собственников на Водопроводной, 4

Судья Светлана Обухова зачитала тезисы из апелляционных жалоб Запольских и Киселёва. Первый указал, что суд неверно истолковал нормы права и не воспользовался возможностью провести экспертизу по делу. По его мнению, истцы не представили достаточно доказательств того, что объект является самовольной постройкой.

Киселёв в жалобе отметил, что затрагиваются его права как приобретателя спорного объекта недвижимого имущества, «поскольку объект был приобретён им по договору купли-продажи 16 апреля 2018 года и принят во владение и пользование от Запольских». Он сообщил, что в Ленинском суде рассматривался иск к Запольских о регистрации права собственности на объект, пока что производство приостановлено до вынесения решения по данному делу. По мнению Киселёва, именно решение Ленинского суда имеет главенствующее значение.

Вышеописанный иск к Запольских в Ленинский суд в середине мая 2018 года подал некто Буяков А.В. По данным kartoteka.ru, человек с такими ФИО с 2005 года является управляющим ООО «Движение-АЗС», кроме того, местом его рождения, как и Сергея Киселёва, указана Юрья.

Роман Турланов в дальнейшем заявил суду, что Александр Буяков «является владельцем спорного земельного участка, на котором находится самовольная постройка».

― Право владения [участком] Буякова никем не оспорено: да, право собственности возникло не в полном объёме, но не по вине Буякова. Договор купли-продажи от 16 апреля заключён [между Запольских и] Буяковым до перехода права собственности [к самому] Запольских. Буяков является владельцем и при этом считает себя собственником самовольной постройки, ― сказал Турланов.

Если простыми словами объяснить всю эту запутанную схему, озвученную ответчиками, получается, что Запольских, будучи владельцем участка и дома на Водопроводной, 4, якобы продал их одновременно и Киселёву, и Буякову, а потому, прежде чем выносить решение о сносе, необходимо установить, кто именно является собственником спорного недвижимого имущества.


Где кончается защитная зона и начинается охранная

Споры сторон вызвал и вид разрешённого использования участка на Водопроводной, 4. В жалобе Запольских указал, что зона спорного участка допускает капитальное строительство, а из правил землепользования и застройки Кирова также не следует, что здесь запрещено строительство индивидуальных жилых домов.

Участок на Водопроводной, 4 попадает в защитную зону «Ансамбля Трифонова монастыря». Следует различать защитную и охранную зоны. Так, ст. 34.1 ФЗ от 25.06.2002 устанавливает защитную зону для ансамбля, расположенного в границах населённого пункта, на расстоянии 150 метров от внешних границ территории ансамбля. Защитная зона объекта культурного наследия прекращает своё существование, как только утверждается проект зон охраны такого объекта культурного наследия.

Проект зон охраны объекта «Ансамбль Трифонова монастыря» пока что не утверждён, в отношении него с 3 октября 2016 года действует защитная зона в 150 метров от внешних границ территории – соответственно, строительство здесь запрещено.

«Десятки человек просили, чтобы прекратили преследование». Как областной суд в Кирове подтвердил требование снести дом за Трифоновым монастырём

Тамара Вотинцева, комментируя этот момент, уточнила:

― Мы считаем, суд не учёл, что защитная зона является временной мерой и действует до установления зоны охраны объекта культурного наследия. Киселёв заключил договор с компанией «Архпроект» на разработку проекта охранной зоны ансамбля, сейчас проект находится в стадии разработки, о чём Минкульт в курсе. Границы территории объекта уже разработаны и согласованы.

По её словам, Киселёв неоднократно обращался за разрешением на строительство, предпринимал иные меры легализации постройки.

― Он действовал добросовестно, на участке проведены археологические изыскания, исторические ценности не выявлены. Государственная историко-культурная экспертиза показала, что культурный слой на данном земельном участке отсутствует и строительство возможно. 13 апреля 2017 года Министерство культуры согласовало описание внешнего облика строящегося жилого дома, ― сказала Вотинцева.

Во время выступления она обратила внимание суда: при покупке участка «Киселёву никто не сказал, что участок находится в охранной зоне», данная зона не была и до сих пор не поставлена на кадастровый учёт, а в кадастровой выписке на эту землю никаких ограничений нет.

По её мнению, снос недостроенного дома невозможен:

― Суд первой инстанции связывает возможность сноса не с формальным требованием получения разрешения на строительство, а с установлением обстоятельств, которые могли бы препятствовать использованию такой постройки ввиду её несоответствия требованиям безопасности и возможности нарушения прав третьих лиц, ― зачитала Вотинцева.


Кто будет в плюсе от строительства дома

Администрация Кирова и Министерство культуры настаивали, что решение Первомайского суда следует оставить в силе.

― Вина застройщика доказана, зона охраны не установлена в настоящий момент – значит, защитная зона действует. Никто не оспаривает, что данный земельный участок входит в радиус данной защитной зоны. Киселёву дважды объяснялось, что именно ему нужно сделать, чтобы на данном участке можно было построить жилой дом [получить разрешение на строительство и одобрение градсовета]. Однако этого не было сделано, ― заявила представитель мэрии.

В Минкульте добавили: тот фактор, что «сейчас по инициативе Киселёва разрабатывается проект охранной зоны», ничего не меняет.

«Десятки человек просили, чтобы прекратили преследование». Как областной суд в Кирове подтвердил требование снести дом за Трифоновым монастырём

Представитель Киселёва Наталья Кондакова, предупредив, что у неё нет юридического образования, попыталась воззвать к человеческим чувствам:

― Этот дом никоим образом не закроет вид на Трифонов монастырь. Это доказано и специалистом, который делает сейчас зонирование, и экспертизой, инициированной Следственным комитетом. Более того, благоустройство этого участка в первую очередь будет выгодно для города. [Киселёв пообещал заасфальтировать конец улицы Водопроводной и провести газ в Трифонов монастырь]. Жители близлежащих домов – действительно, десятки человек – ходили и ходатайствовали, чтобы прекратили судебное преследование…

― Так, достаточно. Без «судебного преследования», ― остановил её Игорь Леденских, после чего судьи ушли в совещательную комнату.

Спустя несколько минут суд постановил решение Первомайского районного суда от 14 июня оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.


Как дом за монастырём приговаривали к сносу

  • Когда мэрия подала в суд, застройщик предложил заключить мировое соглашение: он был готов заморозить стройку до получения всех необходимых разрешений. Однако власти в этот раз заняли принципиальную позицию. «На мировое соглашение мы не пойдём, ― сказал тогда глава администрации Илья Шульгин. ― Строительство этого здания исказит облик исторического района города, перекрывая вид на Успенский собор, такого допустить нельзя. Будем добиваться в суде решения о сносе уже построенной части дома».
  • Судья Первомайского суда Микишев в решении от 14 июня пришёл к выводу, что действия стороны Киселёва являются «злоупотреблением правом, попыткой легализации самовольной постройки в обход установленного порядка и требований закона».
  • Суд обратил внимание, что переход права собственности на участок к Запольских произошёл в период рассмотрения дела в суде, а доверенное лицо Киселёва (предположительно, Александр Буяков) подало иск «в иной суд с заведомым нарушением правил исключительной подсудности».
  • Представитель Киселёва изначально пояснял, что на земельном участке ведётся не строительство, а работы по капитальному ремонту жилого дома 1912 года постройки. Суд к этому доводу отнёсся скептически. «Суд находит возможным разъяснить стороне ответчика, что для определения разницы между деревянным домом 1912 года постройки и объектом, находящимся на земельном участке в настоящее время, специальных познаний не требуется, ― сказано в тексте решения. ― Кроме того, градостроительным планом [задолго до начала работ] зафиксировано отсутствие на указанном земельном участке любых объектов капитального строительства или хозяйственных построек, что исключает необходимость давать правовую оценку доводам ответчика о каком-либо капитальном ремонте или реконструкции».
Фото: Вероника Семерикова

Все соцсети
Комментарии
1
 
Комментарии (1)
Предложить новость
 
ЛУЧШЕЕ НА ПОРТАЛЕ
Комментарии
 
Алексей Шестаков
 
Алексей Шестаков
Ссылка на комментарий 3 октября 2018, в 19:38
Сергей Николаевич технично перехитрил сам себя. Известное дело, закон для депутата можно было бы немножко подвинуть, но ради каких-то буяковых и запольских на такое никто, конечно, не пойдет. Не депутаты же :-))))
 
   
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Свойкировский.рф