Вкусное лето Родительский чат ПоговорИИм Лунный календарь 2024 Дачные хитрости Дом мечты Песочница СВОИ. Кировские
Новости
 
ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
 
 
  • Новости
  • Подробности
  • Чернобыль глазами кировчан. «Вот представьте абсолютно пустой Киров. Страшно?»

Чернобыль глазами кировчан. «Вот представьте абсолютно пустой Киров. Страшно?»

Автор:
25 апреля 2016, в 16:25
Просмотров: 8051

Ликвидаторы аварии на Чернобыльской АС рассказали, как их призывали в "зону отчуждения", как люди делали карьеру на всесоюзной трагедии, и почему катастрофа еще не закончилась.

26 апреля 2016 года исполняется 30 лет со дня страшной аварии на Чернобыльской АС. Она стала крупнейшей техногенной катастрофой в истории человечества. В первые месяцы после взрыва, по официальным данным, погиб 31 человек, в последующие 15 лет - порядка 80 тысяч, сотни тысяч человек навсегда остались инвалидами. Количество переломанных судеб счету не поддается.


Заболевания щитовидной железы, сердечно-сосудистой системы, бесплодие, рак - это далеко не полный список болезней, с которыми столкнулся каждый, кто участвовал в ликвидации последствий катастрофы в Чернобыле. Для работы в зоне "отчуждения" призывали через военкоматы. Однако точное число ликвидаторов - 650 тысяч человек - существует только на бумаге. В реальности их было гораздо больше, говорят участники тех событий. Из Кировской области по линии военкомата туда были направлены 4,5 тысячи наших земляков. На сегодняшний день в живых остались чуть более 1,5 тысяч.

Чернобыль глазами кировчан. «Вот представьте абсолютно пустой Киров. Страшно?»

Они создали свое общественное объединение "Союз-Чернобыль", будучи вынужденными отсуживать у государства компенсацию за безвозвратно потерянное здоровье, потому что законы традиционно не успевали за жизнью, усугубляла ситуацию неразбериха с документами. Кроме этого, они хотели просто помогать друг другу в трудных жизненных ситуациях, которых могло бы и не быть без того рокового взрыва на четвертом энергоблоке.

О том, как кировчан призывали в "зону отчуждения", как люди делали карьеру на всесоюзной трагедии, и почему катастрофа еще не закончилась – в нашем материале.

Татьяна Михайловна Золотухина. "Первый скотомогильник заложили моментально"

Чернобыль глазами кировчан. «Вот представьте абсолютно пустой Киров. Страшно?»

- Женщин посылали только после 45 лет, тех, у кого уже были дети. Я работала в лагере в Житомирской области, где потом рождались дети без рук, без ног, где рождались свиньи с двумя головами. Из Припяти вывозили беременных и говорили: "Ничего страшного, всё будет нормально". Но все было ненормально. Катастрофа не кончилась, она продолжается. Период распада - 300 лет.

В Кирове я работала в санэпидстанции. А там - в лагере, где жили военные строители. Это были ребята, которые годились мне в сынки. Они строили "саркофаг". В мои обязанности входила профилактика кишечных заболеваний и радиационных сект. Раз в пять дней я вместе с бригадой, которая измеряла фон жилых помещений и столовых в жилом лагере, выезжала на осмотр.

Когда мы приходили в жилую зону, там зашкаливало. А почему? Люди ехали оттуда, а вокруг осень: груши, яблоки - это все было в лесополосе. Но ничего не пахло, ничего было не видно. Они останавливались и собирали. Они все это ели! Но они не понимали, их не проинструктировали. И получилось так, что в один прекрасный день была невозможно высокая радиация. И научный сотрудник из нашей бригады, он им прямо так и сказал: "То, что вы все простерилизовались и не будете иметь детей - это однозначно, но все вы еще и скоро погибнете". А у меня дочь была в возрасте этих ребят.

Чернобыль глазами кировчан. «Вот представьте абсолютно пустой Киров. Страшно?»

Первый скотомогильник заложили моментально, а потом уже некуда было класть. Не предусмотрели. Было очень много нарушений. Были заведены дела, очень много дел. Кто ведь за чем ехал. Кто ехал работать, а кто - делать карьеру. Товарищ Рыжков, который был председателем комиссии,приказал считать радиацию «по высшему». Скажу на примере температур. 37 - температура нормальная, а он сказал: 39 - температура нормальная. Поэтому ребятам, особенно сверхсрочникам, даже не проставляли радиацию, а на самом деле она у них была. И еще, когда я приехала в Киров, был приказ министра вооруженных сил: не брать призывников. А призывников брали и отправляли туда в химвойска. И когда я увидела молодого человека на двух костылях, я плакала. За что?

Естественно, Чернобыль изменил мою жизнь. Я уехала туда со свадьбы своей дочери. Вернулась совсем другой. Я увидела, что государство - это такой орган, который не защищает людей. Я открыла это для себя в 45 лет. Меня удивляло, как люди не очень интересуются, и как государство нас оболванивало. Я много видела страданий, и когда я оказалась здесь, по возможности, оказывала помощь тем, кто нуждается, потому что многие нуждались.

Виктор Сергеевич Торопов. "Нас заставляли есть"

Чернобыль глазами кировчан. «Вот представьте абсолютно пустой Киров. Страшно?»

- Мне было 28 лет. Я работал мастером производственного обучения в 18 училище, в сентябре был призван. Попал в лагерь «Чебаркуль» Челябинской области, там прошел двухнедельные курсы. Потом самолетом в Белую церковь перебросили, попал в 25-ую мобильно-пожарную бригаду, и на второй день после прибытия мы уже приняли участие в ликвидации. У меня три выхода на станцию. Мыли Припять. Я получил дозу 25, и в ноябре уже был дома. Попал в госпиталь после получения дозы.

Я помню 2 октября, когда мы вошли в Припять. Город пустой. Вот представьте абсолютно пустой Киров. Страшно? Зашли только военные. Животные какое-то время были: собаки брошенные, кошки. Город был разбит по квадратам. Мы начали обрабатывать пятиэтажные дома. Все вещи, которые были в домах, скидывались вниз. Всё это вывозилось. Вся земля вручную вскапывалась, и завозилась "живая" земля. Тяжело было обрабатывать 16-этажные дома. Долго нельзя работать - 3-4 минуты. Потом - в машины, и обратно через всю зону. Тяжелое гнетущее впечатление, безысходность, ну и страх, конечно.

Чернобыль глазами кировчан. «Вот представьте абсолютно пустой Киров. Страшно?»

Радиация, она как проявляется? Начинается головокружение, привкус металла во рту, и слабость сразу. Но мы об этом не думали, старались побыстрее все выполнить. Не думали ни о каком подвиге.

Перед нами выступали врачи. Особенно после заданий, в столовой. Нас заставляли есть, а после радиации есть не хотелось, и пища переваривалась плохо. Выступал профессор, он сказал, что лет через 20 все начнет проявляться. Стронций поражает костную систему, а цезий 137 - это очень опасная вещь. У меня была превышена норма, я попал в госпиталь.

Конечно, жизнь была бы другой, если бы не Чернобыль. Но это нужно было. Мы даже не задумывались об этом.

Михаил Максимович Скочилов. "Сначала нам никто не говорил, куда мы едем"

Чернобыль глазами кировчан. «Вот представьте абсолютно пустой Киров. Страшно?»

- Мне было 39 лет, я поехал по линии военкомата. В то время я работал в проектной организации инженером, заканчивал институт.

Сначала нам никто не говорил, куда мы едем. Потом мы все же узнали, но официального подтверждения не было. У меня соответствующее образование, я понимал, о чем идет речь. А после медкомиссии перед нами выступил полковник и сказал: "Едете в Чернобыль. Вам Родина доверила". 7 августа мы уехали в Чебаркуль на переподготовку, 12 сентября нас отправили на военном самолете в Киев, а оттуда уже в Чернобыль.

Нас из Чебаркуля отправляли партиями. Я там встретил тех, кто уехал раньше. Разговариваю с одним, а у него голос низкий такой, хриплый. Я говорю: "Что с голосом?". Он мне отвечает: "Погоди, скоро такой же будешь". Сначала меня поставили дежурным по бригаде, недели полторы я делал замеры радиации. Потом отправили на саму станцию, у меня 16 выездов.

Чернобыль глазами кировчан. «Вот представьте абсолютно пустой Киров. Страшно?»

Облучение давало о себе знать постепенно. Изменения появились еще там. Голос, кстати, у меня тоже сел. Проблемы со здоровьем были разные. Но обращаться в санчасть резона не было. Могли отправить оттуда, потом обратно прислать. Короче, пробыл я там 36 дней, приехал домой, все выбросил, в чем ехал, и начал жить.

Я не считаю себя героем и рвать рубаху по этому поводу не хочу. Герои там были, но основная масса - просто военнослужащие. Тебя призвали - ты выполнил. Мы военнообязанные, что значит "хочу-не хочу"? Это не подлежит дискуссии. Но одного героя я все же помню. Кировчанин Владимир Шустов. Он был неоднократно на крыше блока, замерял уровень радиации на крыше. Были те, кто отказывался туда подниматься. А он делал эту работу.
---

Отметим, в списке героев-ликвидаторов числится еще один наш земляк, нЕкогда ученик кировской 37-ой школы Александр Кудрявцев. Он работал старшим инженером управления реактором реакторного цеха Чернобыльской АЭС. Был одним из первых, кто прибыл на место взрыва: обследовал оборудование реакторного отделения, помогал локализовать аварию. Александр Кудрявцев умер 14 мая 1986 от лучевой болезни в 6-й Московской клинической больнице.

Чернобыль глазами кировчан. «Вот представьте абсолютно пустой Киров. Страшно?»

В планах участников тех событий и их родственников - установить в Кирове памятник ликвидаторам Чернобыльской аварии. В Кировской области уже есть два подобных мемориала - в Костино и Кирово-Чепецке. Однако "чернобыльцы" считают, что люди все больше забывают катастрофы минувших дней, не обращая внимания на их губительные последствия. "Шутить с атомом нельзя, мы видели это своими глазами".

Фото: www.kalipsoua.com, Свойкировский.рф

Все соцсети
Комментарии
8
 
Комментарии (8)
Предложить новость
 
ИНФОРМАЦИЯ ПАРТНЕРОВ
Хотите обсудить? Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение
Ваш комментарий ожидает модерации
   
 
Свойкировский.рф - сайт о том, как жить в Кирове. Без фейков, детально, непредвзято. Самые актуальные и интересные новости, репортажи, интервью, прямые трансляции, подкасты, журналистские исследования и эксперименты. Тематические разборы по запросам читателей. Самая подробная городская афиша и подборка свежих вакансий. Присоединяйся к нам!