Полезный город Антикризис-2020 Коронавирус в Кирове Мусорный комплекс в Лубягино Красота и здоровье Тесты Песочница
Истории
 
ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
 
 

Юрист: «От современного законотворчества хочется рыдать, материться и биться в истерике»

Автор:
16 февраля 2017, в 12:37
Просмотров: 4826

Легко ли юристу найти работу, в чём подстава закона о госзакупках и почему современным судьям не позавидуешь - читайте в нашем блоге «Изнанка профессии».

Мы продолжаем рассказывать о рабочих буднях кировчан и сознательно не называем имён. Во-первых, опыт этих людей не уникален, во-вторых, мы хотим избавить наших героев от возможных проблем, которые могут возникнуть у них на работе после этого откровенного разговора. Сегодня подноготной своей профессии делится юрист, сотрудник одного из предприятий Кирова.


«Я по натуре гуманитарий. Поэтому после окончания школы у меня был выбор между двумя факультетами - историческим и юридическим. В итоге поступила на юридический, получила гражданско-правовую специализацию, параллельно работала - сначала не по специальности, потом устроилась в юридическое агентство. Поначалу мои функции сводились к обязанностям офис-менеджера, секретаря и специалиста по кадрам. Постепенно начала консультировать клиентов по делопроизводству, по кадровой работе, а в дальнейшем уже по трудовому праву. Затем ушла работать на предприятие, сопровождать его хозяйственную деятельность. С тех пор как юрист сменила несколько сфер - было и строительство, и торговля. Сейчас работаю хозяйственным юристом на государственном унитарном предприятии.


Розовые сопли и суровая реальность


Ожидания от профессии в начале карьерного пути были, конечно, по-юношески наивными. Когда идёшь учиться на юриста, тебе кажется, что тебя с твоим дипломом примут везде с распростёртыми объятиями. И ты придёшь и будешь внедрять что-то новое, учить всех жизни, получать хорошую зарплату и все будут счастливы. Естественно, реальность не имеет с этими представлениями ничего общего.


Во-первых, никому без опыта работы ты не нужен. Официальная статистика в последние несколько лет неумолимо твердила, что на рынке избыток юристов. На самом деле избытка нет, есть реальная нехватка квалифицированных специалистов. Но чтобы приобрести квалификацию, надо наработать опыт. А в нынешних реалиях очень мало работодателей, готовых дать тебе поучиться. Им сразу требуется специалист с опытом работы. Но чтобы получить начальные профессиональные навыки и вникнуть в нюансы отрасли, нужно отработать на предприятии хотя бы год. Замкнутый круг получается.


Во-вторых, эта профессия совершенно не гарантирует тебе высокого дохода. Юридическое сообщество, как и любое профессиональное сообщество, неоднородно. Есть так называемая элита - это адвокаты и конкурсные управляющие. Они зарабатывают прилично, но там и ответственность… У конкурсных, например, вплоть до уголовной. Более низкая «каста» - это юрист-«ипэшник», который работает на себя и консультирует по всяким-разным вопросам - трудовым спорам, налоговому законодательству, взаимоотношениям с надзорными органами и так далее. Тут, как говорится, сколько потопаешь, столько и полопаешь. А учитывая то, что ты сам должен нести расходы на налоги, аренду помещений и тому подобное, то себе в карман ты можешь положить весьма незначительную сумму. В такой ситуации опять же очень многое зависит от твоего опыта: кого ты знаешь, с кем работал, в каких судебных процессах участвовал, есть ли у тебя имя, насколько ты известен. Некоторые юристы в этой сфере добиваются довольно больших высот.


И, наконец, есть хозяйственные юристы, которые работают на предприятиях. Тут престижность и размер заработка могут отличаться кардинально. Ты можешь перебирать бумажки и получать 10 тысяч рублей в месяц. А можешь быть контрактным управляющим, то есть отвечать за все контракты и закупки предприятия. Для этой должности нужно действительно обладать определённым опытом и навыками, и скоро такие специалисты будут очень востребованными.


Так вот, работу юристу найти можно всегда. Вопрос в том, насколько условия работы будут для тебя приемлемы. Скажем, с зарплатой в 10-15 тысяч рублей вакансий много. Но как ты сможешь обеспечивать себя на эту зарплату, непонятно. По нынешним ценам, естественно, хочется получать несколько иные деньги. А среди кировских организаций очень мало тех, кто может предложить своим сотрудникам хороший доход. Всё-таки юрист относится к обслуживающему сектору, он не зарабатывает деньги, если это, конечно, не юридическое агентство, а просто сопровождает деятельность предприятия. Поэтому основные предложения идут с зарплатой в 15-20 тысяч. Считается, что свыше 20 тысяч - это уже неплохо. Бывает и 30 тысяч, и 50, но это уже единичные вакансии. Как правило, это или начальник юротдела, или заместитель директора по правовым вопросам, то есть сотрудник с дополнительной административной нагрузкой.


Потребности менять свою «касту» на другую не испытываю, меня устраивает та сфера, в которой я нахожусь. Это во-первых. Во-вторых, я понимаю, что если я хочу быть хорошим и востребованным специалистом в другой области, то мне нужно приобретать навыки и компетенции, которыми я в данный момент не обладаю. И на первых порах я однозначно не буду так же эффективна, как те люди, которые уже сейчас этим занимаются. Поэтому юристы крайне редко переходят из одной сферы в другую. Смысл менять шило на мыло?


Юрист: «От современного законотворчества хочется рыдать, материться и биться в истерике»

Менеджмент на коленке


Что входит в обязанности юриста, сопровождающего хозяйственную деятельность предприятия? Было время, когда директора вообще не понимали, чем должен заниматься штатный юрист. Он мог быть в одном лице и секретарём, и кадровиком, и даже бухгалтером. Но потом многие предприятия стали сталкиваться с различными схемами, в том числе рейдерскими захватами. Начались всякие «кидки» и мнимые сделки, когда договор заключался, а товар не отгружался и услуга не оказывалась. Тогда предприниматели начали задумываться о том, что грамотный юрист и правовой анализ сделки могли бы помочь избежать негативных последствий.


Чем сегодня занимаюсь я... Провожу правовую экспертизу договоров, разрабатываю локальные нормативные акты и документацию по внутреннему трудовому распорядку. Взыскание дебиторской задолженности тоже на мне, как и работа с различными проверяющими инстанциями, будь то пожарная охрана, полиция или трудовая инспекция. Плюс представительство компании в суде - та же дебиторка или обжалование действий надзорных органов.


Я поработала на разных предприятиях с совершенно разным уровнем управления. С одной стороны, это в какой-то мере интересно, потому что на одном уровне работать скучно. С другой стороны, после продвинутой компании иногда страшно бывает идти на более традиционное предприятие, потому что не знаешь, каковы его перспективы и сколько времени оно ещё просуществует.


К несчастью, на многих кировских предприятиях в принципе нет понимания, что такое менеджмент, как строятся бизнес-процессы, что должно учитываться при расчёте твоих затрат, чтобы ты мог понять, выгодно тебе заключать ту или иную сделку или нет. Вот этой культуры фактически нет. Это всё к нам приходит после работы с иностранными организациями, и только тогда мы начинаем понимать, как это должно быть. А наш менталитет зачастую построен на старой распределительной системе, когда есть вера в то, что деньги у предприятия всегда будут - откуда-нибудь - и их можно будет на что-то потратить. А вот планирование того, как их можно получить, откуда они могут прийти и как этот поток увеличить, я встречала редко.


Лично мой настрой в работе зависит не от того, какое предприятие - отсталое или передовое, а от того, насколько руководство готово услышать новое мнение и пустить его в дело. Если видно, что люди не готовы к переменам, в такую организацию сегодня я бы, скорее всего, не пошла. Или пошла бы, но на такую должность, где от меня ничего бы не зависело. Дело не в халтуре, я в любом случае буду делать работу, которая мне поручена, и стараться делать это наилучшим образом. Другое дело, насколько это на общем фоне будет эффективно.


Например, успех при взыскании дебиторской задолженности во многом зависит от того, как хорошо выстроена вся предыдущая работа с контрагентами: ведётся ли какая-то проверка их финансового состояния, просчитываются ли возможности возврата или риск неоплаты. Если ты не можешь повлиять на сделку на стадии заключения договора, а занимаешься только взысканием долгов, такая работа не очень эффективна. Ты её сделаешь, получишь свою зарплату, а предприятие денег может и не увидеть. Если же ты участвуешь в сделке ещё на стадии планирования, то можешь дать рекомендации, какие именно условия прописать в договоре, чтобы обезопасить своё предприятие - включить условие стопроцентной предоплаты или заключить допсоглашение о поручительстве, залоге и ином обеспечении. Тогда риск возникновения задолженности значительно снижается.


Юрист: «От современного законотворчества хочется рыдать, материться и биться в истерике»


Взбесившийся принтер


Я бы выделила несколько характерных черт профессии, с которыми сегодня приходится сталкиваться любому юристу. Во-первых, законотворческий процесс в России не просто не стоит на месте, в последнее время он несётся вскачь семимильными шагами. Ещё пять лет назад такого частого изменения норм и законов не было, и ты мог уверенно руководствоваться тем, что изучил в университете. Сегодня каждый раз, когда ты готовишься к какому-нибудь процессу, есть смысл заново изучать и законодательство, и судебную практику, потому что по одному и тому же вопросу позиция законодателей и судей может измениться с точностью до наоборот. Нужно же нашим депутатам в Госдуме как-то доказывать, что они не зря получают зарплату.


При этом одни законы, действительно важные и необходимые - например, поправки по порядку расчёта штрафных санкций по 44-ФЗ, могут «висеть» годами. А другие, довольно скандальные и популистские - как например, закон Димы Яковлева или пакет Яровой, принимаются наспех, их декларируемая цель не очевидна, а правоприменение вызывает много вопросов. В профессиональном сообществе бытует мнение, и я его поддерживаю, что большинство законодательных актов сегодня принимаются чрезвычайно «сырыми». Нет публичных обсуждений законопроектов, не изучается и не учитывается мнение экспертов. Многие нормы вступают в силу немедленно, без переходного периода для правоприменителя, который может не иметь понятия об этих изменениях. В итоге очень много случаев, когда возникают правовые коллизии с уже существующими нормами или когда какие-то вопросы остаются неурегулированными. И таких пробелов остаётся очень много даже в самых важных, основополагающих законах.


Взять, например, закон о госзакупках 44-ФЗ, по которому наше предприятие недавно стало работать как заказчик. Есть контролирующий орган - ФАС, и есть Минэкономразвития, которое регулирует политику, связанную с правоприменением этого закона. Ещё есть судебные органы, которые занимаются разрешением споров между хозяйствующими субъектами. Так вот, по большей части вопросов позиция Минэкономразвития и позиция ФАС расходятся, причём зачастую прямо противоположным образом. И бывает трудно понять, чьей позицией руководствоваться.


Как устраняются эти противоречия? Никак. И те, и другие говорят: обращайтесь в суд, пусть он решает. А суд может решить совершенно по-разному. То есть в одной и той же ситуации при одинаковых обстоятельствах разные судьи могут принять абсолютно разные решения. Руководствуясь своим внутренним убеждением, ну и разве что ещё практикой своего судебного округа.


Но существование разных позиций и толкований по одному и тому же вопросу ещё не самая критическая ситуация. Есть сферы, где таких пояснений вообще никто не даёт просто потому, что не знает. Например, наше предприятие, которое является государственным унитарным, то есть по сути коммерческим, но с участием государства, с 1 января 2017 года должно осуществлять закупки по своим нуждам в соответствии с 44-ФЗ. Законодатели, как обычно, обязали нас это сделать, но никто не объяснил, как. Прописанного механизма не существует, всё приходится постигать методом проб и ошибок. Я одна из тех, кто непосредственно составляет документацию для госзакупок, и столкнулась с этим относительно недавно. И я вам скажу - это нечто.


Ещё раз повторюсь, наше предприятие коммерческое, то есть на хлеб себе мы зарабатываем сами. Но никто этого не учёл, когда нас переводили на 44-ФЗ, который заточен под бюджетных заказчиков и в принципе не предполагает никакой коммерции. Смысл в том, что бюджетное учреждение осуществляет какую-то полезную социальную функцию и никакой иной деятельности помимо этого не ведёт. А унитарные предприятия, на минуточку, обязаны получать прибыль, чтобы существовать, и часть этой прибыли уплачивать в бюджет. А теперь мы задаёмся вопросом, как вести коммерческую деятельность по закону о госзакупках, если по идее ты должен тратить все деньги только на своё существование и больше никуда. То есть что бы ты ни покупал - для своих нужд или для дальнейшей перепродажи - ты обязан провести эту закупку по 44-ФЗ.


Второй вопрос - коммерция предполагает, что ты занимаешься, например, торговлей, то есть что-то покупаешь подешевле и продаёшь подороже. Соответственно, ты не заинтересован в том, чтобы раскрывать своих контрагентов и подробности этих сделок. Вот есть у тебя клёвый поставщик, про него мало кто знает, и ты с ним так хорошо и замечательно договорился, что он дал тебе хорошую цену, на которой ты можешь какую-то маржу сделать. А теперь по 44-му закону мы обязаны выбирать поставщика без всяких предварительных договорённостей по скидкам и полностью выкладывать контракт со всеми его условиями в открытый доступ. Плюс 44-ФЗ прямо запрещает указывать ссылку на торговую марку закупаемого товара, то есть купить конкретный товар по заявке своего заказчика тоже нельзя, а только товар с однородными свойствами, что совершенно не одно и то же и не устроит конечного заказчика. Так весь смысл коммерческой деятельности теряется. Потому что твои конкуренты могут прийти к этому поставщику и у тебя его забрать. Да и твоему поставщику будет выгоднее работать с другой организацией, чем с тобой, потому что ты весь забюрократизирован до невозможности, и вместо пары дней заключаешь договор месяц.


Обойти эту систему невозможно, поэтому мы сейчас как-то пытаемся следовать этим процедурам. С разной степенью успешности. Подвох в том, что этот алгоритм рано или поздно будет нарушен, потому что что-то мы не учли, о чём-то забыли или чего-то не знали. А тому, кто это всё придумывал, по-моему, всё равно, как это будет работать и как применяться. Хотели сделать хозяйственную деятельность унитарных предприятий более эффективной, а то, что по факту она стала невозможной, это уже издержки. Выплеснули с водой младенца.


Юрист: «От современного законотворчества хочется рыдать, материться и биться в истерике»


Рано или поздно ко всем придут


Про систему госзакупок хочу сказать особо. Кто-нибудь помнит, для чего она в своё время вводилась? Правильно, чтобы сделать государственные закупки более открытыми и прозрачными. Этого требовали правила ВТО, которые предписывали, чтобы все процедуры были стандартизированными, унифицированными и приведёнными к общему знаменателю.


По факту эта система совершенно закрыта, нелогична и непрозрачна. Достаточно сказать, что основные контракты, по которым распределяется крупное бюджетное финансирование, через 44-ФЗ не проходят. Это и олимпийские стройки, и объекты для чемпионата мира по футболу, и проекты Сколково, и множество контрактов под грифом «секретно». И всё, что может быть неправильного в этой системе, там есть.


На практике существует огромное количество постановлений, подзаконных актов, указов, разъяснений, положений, методик и писем - целый ворох документов, который теоретически специалисту по госзакупкам необходимо держать в голове и применять каждый день своей рабочей жизни. Что, мягко говоря, некоторым образом затруднительно. Учтите ещё тот момент, что большая часть заказчиков закупок - это детские сады, школы, сельские и деревенские муниципалитеты, где не то что квалифицированных специалистов по госзакупкам, грамотного бухгалтера-то надо поискать. И неподготовленному человеку во всём этом очень сложно разобраться. Подготовленному, честно скажу, тоже. Потому что один документ ссылается на другой, другой на третий, и с большой долей вероятности ответ на свой вопрос ты можешь и не найти.


Отдельная песня - это Единая информационная система (ЕИС), которой ты как заказчик вынужден пользоваться. Это сайт, на котором размещается вся информация, связанная с госзакупками. Во-первых, в процессе его использования возникает очень много вопросов, для решения которых необходимо образование как минимум инженера-системотехника. К примеру, требования к компьютеру, с которого ты заходишь на ЕИС, постоянно увеличиваются. У тебя должна стоять операционная система не ниже определённой версии, браузер - только Internet Explorer, и галочки в настройках должны быть проставлены единственно верным образом, иначе ты просто на этот сайт не попадёшь. Дальше нужно регистрировать электронные цифровые ключи, давать разные права доступа определённым пользователям. Не дай бог ты не под тем ключом зайдёшь, ты просто ничего не сможешь сделать, потому что у тебя нет полномочий.


Во-вторых, сам по себе сайт тоже очень неудобен. Тебе как заказчику нужно выкладывать огромное количество документов: план закупок на три года, план-график закупок, документацию по самим торгам, акты выполненных работ и так далее. Так вот, когда ты заполняешь все эти формы, то очень часто то, как они сформулированы, ставит тебя в тупик, и пока ты пытаешься понять, что нужно сделать, у тебя заканчивается сессия и тебя выбрасывает из системы. Приходится заходить снова и начинать сначала, потому что всё, что ты до этого сделал, не сохранилось или сохранилось не на том моменте, на котором ты остановился.


Если ты пытаешься разрешить эти проблемы через обращение в службу техподдержки, ты сначала минут сорок послушаешь в трубке замечательную музыку, а после этого связь оборвётся, и ты так ни с кем и не пообщаешься. А если ты надумаешь писать в службу техподдержки электронное обращение, тебе сначала придётся долго искать их контакты на сайте, потом тебе предложат заполнить определённую форму, приложить скриншоты, которые показывают, какая у тебя операционная система, какая у тебя версия интернет-браузера, скриншоты твоих проблем, которые ты непонятно когда должен был сделать, если ты уже заполняешь обращение и система тебя уже выкинула. И примерно через пару недель тебе придёт сообщение на почту о том, что твоё обращение находится в работе, и что, возможно, (!) при дальнейшем (!!) обновлении этой программы оно будет учтено (!!!).


Им глубоко наплевать, что за каждое действие, чих и пук в этой информационной системе, совершённые не вовремя или неправильно, ты налетаешь на огромный штраф. Не разместил или разместил с нарушение сроков план закупок, неправильно сформулировал какие-то предложения в документации, необоснованно не допустил участника торгов или допустил необоснованно - за всё это полагается административная ответственность и штраф. Например, у нас в прошлом году было введено ограничение для турецких предприятий. Насколько мне известно, в настоящее время по некоторым товарам оно снято, но не все об этом знают. И этот пункт из документации нужно убирать. А если ты его не убрал, значит создал необоснованные ограничения для участников торгов. Штраф тебе!


То есть эта площадка неудобна не только подрядчикам, но и заказчикам, и заказчикам она неудобна в первую очередь, потому что подрядчик такой ответственности не несёт, а заказчик несёт, и ещё какую.


И, наконец, в-третьих, штрафы, которые предполагаются за все эти нарушения, несопоставимы с теми зарплатами, которые люди получают. Средняя зарплата в каком-нибудь муниципалитете 10-15 тысяч, а средний размер штрафа на должностное лицо составляет от 30 до 50 тысяч. И когда проверяющих спрашиваешь, как быть, они на полном серьёзе отвечают: «Берите кредит». Я с этим непосредственно ещё не сталкивалась, мы только недавно начали работать по этому закону. Ждём. Рано или поздно ко всем придут. Потому что государству необходимо пополнять бюджет. А один из основных источников - это штрафы.


Одним словом, та процедура госзакупок, которая существует, неоправданно забюрократизирована и усложнена, непонятна большинству заказчиков, и у них не хватает навыков, чтобы осуществлять её так, как это видит законодатель. Кроме того, в том виде, в котором это всё сейчас происходит, целям открытости и прозрачности не отвечает. То есть это всё можно сделать гораздо проще, эффективнее и без такого стресса со стороны заказчика.


Для сравнения можно посмотреть, как работают электронные торговые площадки, созданные частными компаниями. Их сейчас шесть, заказчик может выбрать любую на своё усмотрение. Там все те же самые механизмы, что и в ЕИС, только гораздо более простые и эффективные. И с их техподдержкой ты всегда можешь пообщаться и по телефону, и в чате, и через удалённый доступ они могут зайти на твой компьютер и проверить, всё ли ты правильно делаешь. Потому что частник и потому что есть конкуренция. Плюс, в отличие от государственной системы, на этих площадках можно не только размещать документацию о заказчике и его закупках, но и проводить сами аукционы в режиме реального времени. На сайте ЕИС такой возможности пока нет, потому что её просто ещё не доработали. То есть в то время как существует уже шесть электронных торговых площадок, государство свою всё ещё не может довести до ума. Всё логично.


Юрист: «От современного законотворчества хочется рыдать, материться и биться в истерике»


Не завидую судьям


Все те же претензии в закрытости, нелогичности и неэффективности можно адресовать и российским судам. Судебная система тоже меняется, и далеко не в лучшую сторону. Сегодня исход процесса часто зависит от того, с кем ты судишься. Если это бюджетная организация или государственный контролирующий орган, например, налоговая или УФАС, шансов выиграть процесс у тебя на порядок меньше, чем это было несколько лет назад. Этого, естественно, официально никто не признает, но судебная практика складывается именно так. С одной стороны, не последнюю роль в этом играет ужесточение законодательства. Но не только это. Изменилась и позиция судов. Задача стоит - снижать нагрузку на бюджет и увеличивать собираемость платежей.


Когда в августе 2014 года упразднили Высший арбитражный суд России и все арбитражные суды переподчинили Верховному суду, это был траур для всех юристов. Потому что раньше позиция ВАС и ВС по одному и тому же вопросу могла быть полностью противоположной. Естественно, когда Высшего арбитражного суда не стало, верной стала позиция Верховного суда, а она далеко не всегда бывает в пользу хозяйствующих субъектов. Как правило, уровень подготовки судей в арбитражном суде выше, чем в судах общей юрисдикции, соответственно и уровень правосознания и правопонимания тоже выше, и они, скажем так, были не столь подвержены какой-то политической конъюнктуре. Сейчас это стало заметно и в арбитражных судах тоже.


Испытываю ли я чувство тщеты и отчаяния от бесполезности всего, что происходит в современных судах? Да, принцип состязательности сторон не всегда соблюдается. Я же юрист, я всегда тщательно выбираю формулировки (смеётся). По-русски говоря, я «отвечаю за базар». Если я чего-то не видела, с чем-то не сталкивалась лично, я не могу это однозначно утверждать. В судах общей юрисдикции у меня были случаи, когда решение, на мой взгляд, выносилось однозначно не соответствующее нормам действующего права. Нельзя достоверно утверждать, что это была коррупция, просто мне напрямую было сказано, что решение принимается потому, что «это в интересах граждан». То есть у меня есть личный опыт, подтверждающий тот факт, что судьи наши не беспристрастны.


Я никогда не хотела быть судьёй. Все, что связано с работой судьи, с работой в каких-то правоохранительных структурах, это очень закрытая, замкнутая система, и если ты туда попадаешь, значит, ты должен изначально быть настроен на то, чтобы в неё влиться, иначе она тебя пережует и выплюнет. Ну и сейчас вообще судьёй быть не весело. У них большие оклады - свыше 100 тысяч рублей - и большие отпуска, но раньше они могли съездить отдохнуть, например, на Кубу, а сейчас разве что на Байкал, потому что им не рекомендовано выезжать за границу. А у меня при должном уровне моих способностей и соответствующей их оплате теоретически есть возможность ездить везде, где я хочу.


Да, законотворчество последних лет заставляет рыдать, материться и биться в истерике. Да, госзакупки устроены коряво, а тенденция с судами очевидна и тоже не радует. Да, есть понимание, что от твоего опыта и старания мало что зависит, что несмотря на все свои навыки и стремление выкладываться по-максимуму, ты не можешь обеспечить однозначный результат. Вот это, пожалуй, основное, из-за чего временами хочется бросить свою профессию. Но я пока не нашла ничего такого, что бы меня увлекало так же сильно, как юриспруденция. Поэтому даже если «Шеф, всё пропало, гипс снимают, клиент уезжает!» - надо двигаться дальше.


Фото: economy.gov35.ru, portalbisinfo.ru, tender.sitno.ru

 
Все соцсети
Комментарии
10
 
Комментарии (10)
 
ИНФОРМАЦИЯ ПАРТНЕРОВ
ЛУЧШЕЕ НА ПОРТАЛЕ
Хотите обсудить? Оставьте комментарий, нам важно ваше мнение
   
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
 
Свойкировский.рф - сайт о том, как жить в Кирове. Без фейков, детально, непредвзято. Самые актуальные и интересные новости, репортажи, интервью, прямые трансляции, подкасты, журналистские исследования и эксперименты. Тематические разборы по запросам читателей. Самая подробная городская афиша и подборка свежих вакансий. Присоединяйся к нам!