Киров спортивный Киров в лицах Эксперименты Подкасты Красота и здоровье Кружки и секции Песочница
Истории
 
ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
 
 

«Внутренняя война бывает куда страшнее внешней»

26 апреля 2017, в 17:44
Просмотров: 1960

SMM-специалист Анастасия Тонконог рассказывает о романе Аготы Кристоф «Толстая тетрадь».

Признаюсь честно, я не очень люблю художественную литературу - предпочитаю научную. Но иногда всё же случается, что мозг устает от сухого научного языка и потоков сложной информации, тогда я захожу в книжный магазин, чтобы подобрать чтиво полегче. Однажды мне крупно повезло, и после очередной вылазки в магазин у меня поселился роман Аготы Кристоф «Толстая тетрадь», который я готова перечитывать сколько угодно.

Роман привлёк меня манерой повествования с первых строк. По сути «Толстая тетрадь» является дневником двух главных героев — близнецов Лукаса и Клауса, — живущих в небольшом венгерском городке во время Второй Мировой войны. Автор не щадит своего читателя, описывая все ужасы, которые случались в Восточной Европе в те годы, и даже наоборот — дополняет их ужасами бытовыми, подробнейшего описания которых читатель с тонкой душевной организацией может попросту не выдержать.

В самом деле: на долю мальчиков приходится так много характерных встреч с мазохистами, нимфоманками и прочими откровенными психопатами, что подчас задумываешься — а всё ли в порядке с головой у главных героев и автора романа. И когда ты уже поддаёшься, входишь во вкус и смакуешь картинно описанные сцены ужаса и порока, автор через своих героев вдруг торжественно заявляет, что всё это время тебя дурили. Очень красиво, качественно и со вкусом. И на самом деле всё, что было написано в книге до определённого момента, — ложь. На осознание столь резкого поворота сюжета читателю даётся совсем немного времени, после чего его ожидает новый «удар» — ложью оказывается не только фабула, но и персонажи. Вся эта история на самом деле была придумана одиноким человеком, который не смог выдержать испытания, предоставленные ему судьбой. Он выдумал свой роман внутри романа. Это помогало ему справляться с войной не только вовне, но и внутри себя, поэтому ложь вызывает у читателя не злобу, а сочувствие.

Мы знаем Вторую Мировую войну, как правило, по событиям Великой Отечественной: будто под копирку написанные истории о героизме советских граждан впитываются с молоком матери и ежегодно пересказываются для укрепления «духовных скреп» и патриотических настроений. При этом проблемы отдельно взятой личности со своими переживаниями, которые никак нельзя использовать в воспитании любви к Родине, зачастую остаются за кадром. «Толстая тетрадь» — тот роман, который я бы рекомендовала людям, уставшим от шаблонного отображения войны и желающим ознакомиться с личными трагедиями. Поверьте, внутренняя война бывает куда страшнее внешней.

 
Все соцсети
Комментарии
3
 
Комментарии (3)
 
ИНФОРМАЦИЯ ПАРТНЕРОВ
Готовьтесь к лету вместе с центром косметологии «Лазер Бьюти»
Возможны противопоказания.
Необходима консультация специалиста.
ЛУЧШЕЕ НА ПОРТАЛЕ
Комментарии
 
Гость
 
Гость
Ссылка на комментарий 27 апреля 2017, в 09:14
Значит, наши книги о войне пишут для "укрепления духовных скреп и патриотических настроений", а это враньё (автор сам говорит, что в результате всё оказывается ложью) - истинное отражение войны и личной трагедии? Лично я всегда плАчу, когда читаю книги советских авторов о войне. Может просто вы не то читали, если говорите про копирку и скрепы?
АТ
 
Анастасия Тонконог
Ссылка на комментарий 27 апреля 2017, в 10:01
Гость, кажется, вы меня неверно поняли. Ложью я назвала историю героя романа до определенного момента, потому что он ее выдумал. Чтобы лучше меня понять, могу предложить ознакомиться с романом самостоятельно. К слову, у него есть продолжение в еще двух книгах. Что касается истинных отражений войны — существовать их в принципе не может. Все потому, что подобные события накладываются на мировосприятие каждого отдельно взятого человека прошедшего и не прошедшего войну и оставляют определенный отпечаток-травму (об этом можно узнать подробнее, проштудировав несколько книг или хотя бы научных статей по trauma studies), которую носитель уже транслирует (или не транслирует, что тоже бывает) в мир. Художественная литература про войну, которую создавали в период расцвета СССР, как известно, была полностью направлена исключительно на воспитание поколений и проходила тщательную цензуру. Да, при всем этом она написана красиво и очень трогательно, но боюсь, что воспитательный характер в таких книгах полностью затмевает какой-либо историзм
Гость
 
Гость
Ссылка на комментарий 27 апреля 2017, в 14:30
Анастасия Тонконог, любое событие в чьем-то пересказе субъективно. А цензура нужна, даже не государственная, а авторская. Автор сам должен понимать, о чем можно писать, а о чем нельзя. Но вы, вероятно, имеете в виду немного другое - лакированную советскую действительность. В такой манере, например, написана книга Бориса Горбатова "Непокоренные". Эпос, сказка - не иначе. Но я и не про таких авторов говорю. Чем вам не угодили такие книги как "А зори здесь тихие", "Судьба человека", "Повесть о настоящем человеке"? Есть книги и про дезертиров, у которых тоже были свои причины и свои оправдания - "Живи и помни". Уж там-то точно никакого героизма нет. Понимаете, люди разные, потому и восприятие разное. Очень хорошо сказала о войне поэтесса Юлия Друнина - "Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне".
 
   
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ